MoneyJournal - новости экономики, финансов и бизнеса

 

 

От портала Юноны сонник онлайн снов бесплатный - 40 сонников по любым сноведениям.



Sat07042020

Back Медиа Новости медиа Культура Ницше и голливудские ценности

Ницше и голливудские ценности

Ницше и голливудские ценности
Как вы считаете, если бы перед показом фильма в кинотеатре или началом рок-концерта, собравшийся народ вдруг вздумали спросить.

Знает ли кто-нибудь здесь Фридриха Ницше, Алистера Кроули, Жана-Поля Сартра или даже Алана Мура, многие ли смогли бы ответить утвердительно? Вряд ли. Нам, в конце концов, хватает проблем и без этого, умножать их никто не хочет, равно как и размышлять об идеях, никак поверхностно не соотносящихся с окружающим миром. В современном материальном мире повседневная суматоха похоже не щадит даже лучших из человеческих представителей. Однако, даже если нам и не нравится такое положение вещей, идеям свойственно иметь последствия, а также, временами, существенно вмешиваться в нашу с вами жизнь. Как говорит Огюст Конт, "идеи правят миром, либо же ввергают его в хаос". Трудно игнорировать людей, которые способны породить такого рода идеи. Что же в этом случае делать? Евангелист и апологет христианства Рави Захариас чётко обосновывал и доказывал, что человеческий образ жизни приходит к нам на трёх основных уровнях (здесь мы приведём два из них для краткости изложения).

На первом уровне происходит контакт с теориями, именно на нём человек контактирует с метафизикой, внимание мыслителей фокусируется на первом уровне со времён Аристотеля и Платона. Однако, не станем отрываться от Земли. Второй уровень трансформирует идеи в искусство и образы, которые в свою очередь заняты формированием половины нашей жизни, не важно, имеем мы об этом представление или нет. По словам Тома Хэнкса если кинопромышленности удаётся сделать идею более пленительной и яркой, настолько, чтобы зритель мог впустить в себя нечто новое, о чём они ранее даже не подозревали, тогда фильм становится социальным двигателей и это знаменует некоторые перемены. Иными словами о Ницше человек вполне может узнать, не имея ни малейшего понятия ни о нём самом, ни о его работах - через искусство. А кому-то может посчастливиться привнести в своё искусство мировоззрение, даже не утруждая себя прямым рассказом о нём. Именно потому Аристотель в своё время провозглашал необходимость регулирования музыки, он осознавал фантастические возможности музыки, возможность использования её в качестве оружия, способного вызвать глобальные перемены в культуре.

Однако, если вернутся обратно, в настоящее, то можно признать наибольшим революционером Голливуда, умудрившимся поставить силу "искусства" на службу своей революции Дэвида Кроненберга. Революционность его заключается в том, что практически во всех своих работах он использует для доведения до своего зрителя идеи порнографические элементы. Он не разделяет находящееся вверху от находящегося внизу. Позже в своём в интервью для журнала Rolling Stone он скажет: "Я не разбрасываюсь понятием зла, возможно у меня даже нет веры в то, что оно существует". Что ж, если у Кроненберга отсутствует вера в само существование зла, то выходит, что разрушать жизни через порнографию - совершенно нормально. Он также сказал: "Искусство я ставлю в качестве оппозиции религии, либо же делаю её заменителем. Надо понимать, что если религия позволяет человеку смириться с его смертностью, искусство вполне способно сделать для него то же самое. моим постулатом является искусство как возможность примирения со смертью, причём куда менее схематичное, более жёсткое и абсолютное". Очевидно, Кроненберг получил такие представления из неприятия Логоса (Иисус Христос), являющегося источником гармонии, порядка, позитивного искусства. здравого смысла и логики.

Поэтому, как только был оттеснён Логос, порнография превратилась из Фрейдовского абстрактного принципа в психологическое оружие, направленного в сердце западной культуры. Финал своей жизни Ницше встретил забытым всеми безумным интеллектуалом. Также справедливо будет утверждение, что он остался самым одиноким мыслителем девятнадцатого столетия. Однако, ему была присуща некоторая честность. Он, в отличие от Ричарда Докинза, либо Кристофера Хитченса, придерживавшихся постулатов о нравственных ценностях, существующих отдельно от Бога, ясно выражался, что в случае, если Бог мёртв, то дозволено всё. Ницше заявлял в своём "Рождении трагедии" о необходимости уверовать в дионисическую жизнь, о завершении времени сократического человека, о том, что человеку предстоит сопровождать Диониса во время его торжественного шествия в Грецию из Индии. Он призывал готовиться к жесткому бою и веровать в чудеса Бога. Дионис являлся Богом Древней Греции, покровительствовашим виноделию и шумному веселью, Апполон же благоволил искусству. Ницше выбрал этих богов, в качестве символов своей религии, что было весьма характерно, так как боги принадлежали миру поэзии, драматургии, театра и музыки. Ницше прекрасно представлял, что конечным результатом станет переоценка ценностей. в конечном итоге он даже объявил, что борьба с христианством была не более, чем частным случаем. Страстно желавший увидеть культурную революцию, Ницше покинул этот мир в 1900 году, в свои 55 лет.

Продержись он ещё 60 или 70 лет, то вполне смог бы увидеть безумствую в Европе и Америке культурную революцию, во время движения хиппи. Он говорил в своей книге "Так говорил Заратустра" о своей попытке низвержения христианского мировоззрения, заявлял о необходимости для всего человечества всего лишь внимательно прислушиваться к предсказаниям Заратустры для выживания. Но, разумеется, такие высказывания не способны собрать вокруг себя толпу заинтересованных слушателей. Очень маловероятно, чтобы современный человек начал декламировать изречения из книги Ницше. Необходимо замаскировать эти изречения, дабы они в конечном итоге стали вкусным и сладким соком. Они должны лукавствовать и облекаться в различные произведения искусства. Что же нам делать в таком случае? Держаться в стороне от абсолютной лжи, как завещал Александр Солженицын. Принять за аксиому его слова о "нашем пути, который заключается в сознательной неподдержке лжи. Отступитесь от этой гангренной границы, осознав, где она проходит!" - говорил он.