MoneyJournal - новости экономики, финансов и бизнеса

 

 

От портала Юноны сонник онлайн снов бесплатный - 40 сонников по любым сноведениям.



Mon07062020

Back Медиа Новости медиа Культура Андрей Ерофеев: Искусство в России на гране вымирания

Андрей Ерофеев: Искусство в России на гране вымирания

Андрей Ерофеев: Искусство в России на гране вымирания
Ещё совсем недавно, каких то три-четыре года назад, перформативное искусство в России было уделом отдельных личностей, выставлявших главным образом свои собственные творения, в смысле - самих себя. .

Сегодня этим заняты уже целые группы, шествия демонстрантов или скандально известные банды. Одной из них и была посвящена выставка, открывшаяся на прошлой неделе в Праге, в галерее Meetfactory. Она называется "Pussy Riot и русская традиция протеста в искусстве" и демонстрирует развитие русского политического искусства - с 70-х годов 20-го столетия и до наших дней.

Разумеется, главным поводом здесь послужил печально известный панк-молебен группы Pussy Riot, проведённый в Храме Христа Спасителя, под названием "Богородица, Путина прогони". В основном, сторонниками и противниками эта акция оценивается как политическое действо, однако Андрей Ерофеев, являющийся куратором выставки, не согласен с этим. На его взгляд данная акция также является перформативным искусством, которое дополняет современную тенденцию арт-активизма. В случае, если искусство затрагивает политическую сторону жизни, оно обычно не может рассчитывать на должное понимание от правителей из Кремля, а протагонисты таких акций рискуют оказаться на скамье подсудимых. Сам Ерофеев тоже имеет подобный опыт.


- Во время суда за вашу выставку "Запретное искусство", вы сумели отделаться обычным штрафом, несмотря на обвинения в оскорблении чувств верующих. Это при том, что грозило вам до семи лет тюрьмы. Вы не боялись реального срока?


- Довольно долгое время я воспринимал всё происходящее, как игру, этакий весьма вульгарный и безвкусный театр, где не будет последствий, поэтому не боялся. Но перед самим оглашением вердикта мне сообщил один знающий чиновник, что в данный момент решается вопрос, касательно тюрьмы. После этого я какое-то время пребывал в шоке, и очень долго спорил со своим товарищем по обвинению Юрием Самодуровым - в его Сахаровском центре как раз и проходила эта выставка - который пошутил, что, мол говорят, после тюрьмы становишься человеком, в до неё ты никто. Мы спорили до хрипоты несколько дней, я страшно боялся лишения свободы. По прошествии судебных разбирательств, уже никто из моих знакомых не пытался шутить на тему тюрьмы и искусства.


- Могли ли вы тогда предполагать, что однажды любой шаг художника в России будет грозить тюремным заключением?

- Наш народ привык к этому. Художников всегда бросали в тюрьму - и при Советах и при царях. Российские власти индифферентны к искусству, однако, если вдруг художникам не повезёт быть замеченными, отношение к ним проявляется неизбежно презрительное или ненавистное. Одно время я думал, что мы смогли, наконец, выйти из стандартной для наших властей схемы, когда они сражаются с искусством в собственной стране. Но я ошибся.


- На ваш взгляд, в России существует цензура, либо самоцензура?


- Не слишком то важно, что я сам думаю по этому поводу, цензура, равно как и самоцензура являются объективной реальностью современного российского политического строя. У нас есть списки, в которых перечисляются книги, запрещённые на законодательном уровне, там же содержатся произведения изобразительного искусства, фильмы - все они считаются "экстремистскими". Например, клип группы Pussy Riot, одноимённый их панк молебну "Богородица, Путина прогони". Также есть очень много обычных свободных людей, которые даже не принадлежат к оппозиции, но являются публичными деятелями, которых никогда не пустят на телевизионный экран, на радиостанции. Есть список запретных тем, которые нельзя затрагивать в федеральных средствах массовой информации. Также есть так называемые "нерукопожатные" персоны, официальные лица никогда не станут с ним здороваться. Например, со мной. Что же касается самоцензуры, то её гнездо находится в сердце почти любого представителя официального института. Именно так оно и есть на самом деле.

- Вы считаете, что есть граница, при пересечении которой арт-активизм может перестать называться искусством?

- Для арт-активизма граница между искусством и неискусством пролегает точно там же, где и для всех обычных, конвенциональных форм искусства. В случае, когда происходит замена художественного образа дидактикой, когда условность теряется, а игра с идеологическим языком оказывается заменена прямым угнетением морали и физическим насилием. Именно здесь заканчивается искусство как для массового действия, так и для фильма или картины художника. Ещё считаю нужным заметить, что ныне распространено неверное представление о том, что картина, скульптура, либо фреска является большим искусством, чем рок-фестиваль, барочное шествие или церковная служба, праздник с фейерверками. И ошибка эта навеяна условностями презентаций искусства, берущими своё начало сугубо из музеев.

- Вы собираетесь привезти свою выставку в Россию?

- Не могу, потому что её не примет ни один законопослушный выставочный зал, т.к. в выставке присутствуют экспонаты, занесённые в чёрный список.

- Расскажите о своей точке зрения - в чём, по-вашему, главное отличие западного современного искусства от русского?

- Дело в том, что наше искусство во многом продолжает оставаться достаточно дилетантской и самодеятельной продукцией, ввиду почти полного отсутствия поддержки со стороны Министерства культуры и институтов. Искусство в России лишено рынка, широкого зрителя, просвещённых собиратели и критика. Хотя, надо сказать, что эти факторы далеко не всегда являются наносящими художнику вред. В этой ситуации творцы куда меньше связаны какими-либо обязательствами, так что могут позволять себе многое из невозможного для артистов западных галерей. Однако, остаётся лишь признать, что когда речь заходит о капиталоёмких проектах и технически сложных реализациях, русский художник безусловно проигрывает художнику западному.


- В последнее время наметилась интересная тенденция - в Петербурге и Москве старые заводы переоборудуют под выставочные залы и частные галереи, так произошло, к примеру с "Гаражом". как на ваш взгляд, характеризует ли это обстоятельство Россию, как страну с достаточным количеством спонсоров и меценатов?

- Нет. Их не достаточно, но ведь и на Западе их тоже не хватает.

- Вы сказали на своей лекции в Tranzitdisplay, что активность на московских арт-площадках и галереях выше, чем на западных. Почему так происходит?

- Это очевидно, их подстёгивает жизнь в постоянном предощущении неминуемого разгрома и возможного скорого ухода в небытие. Безусловно, такое ощущение обречённости временности их работы, придаёт ей в определённой степени характер истеричности. Фактически, она находится где-то на границе нервного срыва. И стоит признать, что в таком же состоянии происходит и наша сегодняшняя российская жизнь - никто не в состоянии предугадать, что нас ожидает завтра.